О войне и книгах

By | 31.01.2014

Мы все любим читать. Я говорю все, имея в виду наше поколение, не слишком испорченное достижениями цивилизации в области информационных технологий.

Я уже отмечал, что любовь к чтению, к книге закладывалась в нас с детства.

Главное, пробудить интерес к чтению и книге.

Не хочу развивать дальше эту тему, а остановлюсь на том, что я читаю сейчас.

В последнее время я резко переключился на чтение книг о Второй мировой войне, её причинах. Толчок к этому был дан ещё много лет назад, когда мне в руки попалась книга о советско-англо-французских переговорах 1939 года. Она содержала, в основном, почти дословное стенографическое изложение протоколов бесед договаривающихся сторон. Необходимо напомнить, что англо-французская делегация фактически не имела достаточных полномочий для заключения каких-либо основополагающих и обязывающих документов, что полностью отражал и состав делегации, который прибыл на переговоры в Москву. Уже в выборе средств перемещения можно было усмотреть затягивание начала переговоров.

Во время переговоров руководство Советского Союза в очередной раз убедилось в том, что англосаксы опять применяют свой старый трюк, стремясь заболтать проблему, а не решить её, при этом пытаясь представить себя в роли миротворцев.

Переговоры закончились ничем, и 23 августа Советский Союз и Германия подписали мирный договор по инициативе Германии. Это очевидный факт, который теперь многие хотят выставить как основную причину начала второй мировой войны.

Читая различные мемуары, монографии, можно показать, что факт заключения договора с Германией совершенно ни причём в развязывании войны.

Запах войны уже витал в воздухе. Было известно и о приготовлении войск Германии к вторжению в Польшу.  Вермахту нужен был только предлог для обоснования этого. Он был Гитлером найден или создан, когда это стало необходимо. Точно также Германия нашла предлог и для нападения на Советский Союз 22 июня 1941 года, хотя в этом случае уже приготовления к вторжению шли  в закрытом режиме с применением мощных средств дезинформации будущего противника.

23 же августа Франция также заключила договор, но  с Польшей, где обязалась помочь ей в случае начала агрессии со стороны Германии, правда, оговорив это рядом условий.

В сентябре 1939 года Франция одна могла раздавить Германию своей военной мощью, но ничего не предприняла, кроме как объявив войну, вошедшую в историю под названием “Странной войны”, за что потом и поплатилась сама. Не рой яму другому… А пока Франция и Англия продолжали толкать Германию в восточном направлении.

Ещё в 1935 году генштаб Германии обыграл на военных картах нападение на Советский Союз и пришёл к выводу, что блицкриг возможен лишь при начале боевых действий Германии против Советского Союза с восточных границ Польши. Минск при игре на картах мог быть тогда захвачен за 5-6 дней, что реально и произошло в июне 1941 года.

В монографии о нападении Германии на Польшу прямо указывается на то обстоятельство, что страны Запада фактически запретили польскому командованию осуществить своевременную подготовку к отражению агрессии со стороны Германии, запретили проводить мобилизацию и переброску войск к границе с Германией (север, запад и юг Польши). Польша же, в свою очередь, держала большую часть войск на восточном фронте, угрожая по-прежнему нападением Советскому союзу и оказалась не готовой отразить нападение Германии. Войска Красной Армии вступили в Польшу тогда, когда исход войны той с Германией был уже предрешён.

Если прочитать воспоминая начальника генерального штаба вермахта Франца Гальдера, то мы узнаем о существовании в Германии заговора среди военных. Они планировали убрать Гитлера, предотвратив тем самым начало войны и последующую затем катастрофу в ней Германии. Но заговорщикам нужно было внешнее воздействие на Германию, поражение Германии в 1938 и 1939 годах. Оно было возможно, т.к. вооруженные силы вермахта были намного малочисленнее и слабее не только объединенных войск Англии и Франции, но и одной Франции. А поражения не случилось из за политики умиротворения, проводимой этими странами, и фактического подталкивания Германии к будущей войне.

Вместо поражения Германии произошел громадный рост её военного потенциала, и, соответственно, рост авторитета Гитлера в стране и среди военных.

Гальдер, во многом оправдывая свою верную службу нацисткой Германии, говорил, что Мюнхенский сговор в ноябре 1938 года, поставил крест на реальности смещения Гитлера и способствовал развязыванию Германией войны. То есть,  Гальдер прямо обвинил Англию и Францию в подталкивании Германии к развязыванию войны, и, прежде всего  на восточном направлении. События, правда, развивались потом несколько другим образом, не предусмотренным сценарием Запада. Но всё равно, Запад добился своего. Гитлер напал всё же на Советский Союз.

Чтобы понять, почему и как всё происходило и произошло, недостаточно иметь в руках факты. Факты можно интерпретировать как вздумается, если не увязывать их со всей мозаикой событий. Во многом это и наблюдается сейчас в ряде художественных или претендующих на документальность произведений о войне.

Сначала надо рассматривать идеологию, которой придерживается автор, его сложившееся мировоззрение. Тогда сразу можно понять, откуда растут уши. История это не наука, а представление событий с точки зрения автора, как и литература,- это лишь кривое зеркало, отражающее события через взгляды писателя. Разные писатели одним и тем же фактам могут дать разную трактовку и окраску. Можно просто описать события  в своих мемуарах, можно их высмеять через Ивана Чонкина, можно пройтись “Ледоколом”, а можно, давая сначала одну трактовку, выворотить затем выводы наизнанку. И это уже высший пилотаж одурачивания читателей. Но об этом потом…

What are you working on?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.