Оперативное лечение тахикардии и аритмий

Автор: | 23.11.2015

Если ответить просто и быстро, то аритмия похожа на грипп. От неё не умирают, но погибают от её последствий из-за возможного тромбообразования и недостаточной подачи крови, например, в головной мозг. Жить с аритмией можно годами и десятилетиями, но качество жизни при этом может постепенно ухудшаться.

Если изменения в сердце, и его левом предсердии особенно, небольшие, то прижигание узлов, дающих дополнительный импульс к основному синусу, происходит через ввод катетеров в ключице и бедре. При этом операция длится недолго, и пациент находится в сознании. Через 3- 4 дня больного выписывают.  Сутки он обязан не двигаться, чтобы не было кровотечения через проколы в артериях. Такую операцию Вам, возможно, придётся делать и несколько раз, но Вам может и повезти. Аритмия может больше не повторяться.

Если же изменения в сердце большие и  левое предсердие сильно увеличено в 2-3 раза, то операция проводится на открытом сердце, чаще без его подключения к аппарату ИК. Аритмия может быть устранена сразу на операционном столе. Такая операция имеет практически 100% гарантию, но не всегда.

После снятия аритмии размеры предсердия и сердца начинают приходить в норму.

В обоих случаях  Вам придется потом  пить определенные лекарства.

Так получилось, что я попал в палату №6, и поэтому мне захотелось в начале так назвать и мою заметку. Палата №6 ассоциативно вызывает воспоминания о рассказе А.П.Чехова с одноименным названием. Но потом я передумал, хотя в шутку и говорил иногда, что в нашей палате собрались «дурачки», согласившиеся на операцию по устранению аритмии.

Я пролежал в центре имени Бакулева на Рублевском  шоссе, возможно, дольше всех остальных пациентов.  Задержка с моей операцией произошла из-за того, что оперирующий меня профессор был в отпуске, кроме этого у меня в очередной раз возник приступ аритмии.  Вообще-то у нас было 2 основных палаты мужчин: 2 и 6, и 2 палаты женщин. В каждой палате 5-6 коек. В нашей палате – 5 коек, что её ещё раз сближает её с рассказом Чехова. Помимо этих палат есть палата БИТ и несколько палат ближе к столовой.

В каждой палате у нас есть душевая комната и туалет. В туалет мы можем забираться вместе с каталкой с лекарствами. В каждой палате у каждой кровати, а также в ванной и туалете есть тревожные кнопки.  Они есть и в лифте. На тревожный сигнал всегда быстро реагирует медперсонал или дежурный врач.

Через нашу палату прошло при мне 7 человек вместе со мной. У меня была приступообразная мерцательная аритмия, причем приступы в последнее время были практически каждые 2 недели. У Сергея  и Александра была постоянная аритмия. У Юрия аритмия также возникала приступообразно. У Расула, узбека из Киргизии, проживающего в Москве было всё как у меня. Помимо аритмии у нас с ним были проблемы с митральным клапаном. Эдуард – армянин, проживающий в Москве, ждал операцию по вживлению новейшего электростимулятора  производства США. Он появился в палате позже всех, как и АБДУЛ РАСУЛ. Его нам проще было звать просто Расул. Сергей из Димитровграда в начале был в палате один и ждал операции, затем появился я, затем Николай из Башкирии из города Салавата. С Николаем долго возились, пока не подобрали ему опять же тот же новейший американский электростимулятор. Это стимулятор может в случае всего давать разряд по запуску сердца. Приборы эти стоят каждый более 1 млн. рублей, но их ставят пациентам по ОМС бесплатно.

Проще всего была операция у Юрия из Дубны. Ему сделали прижигание сердца для ликвидации аритмии через бедренную и ключевую артерии. Эффективность такой операции не 100%. Юрий пробыл в палате всего 4 дня и был выписан.

Позже всех появились Расул и Александр. Александру делали операцию на следующий день после меня, а выписали нас с ним  в один день. Александр пробыл в палате перед операцией буквально сутки. Я же ждал операции 11 дней. Причину задержки я уже описал. Сергея выписали на следующий день после операции у меня. Последнее время до выписки нас было четверо в палате.

При аритмии происходит постепенное увеличение левого предсердия. Из-за этого операцию по устранению аритмии производят лишь на открытом сердце.

Основная операция называется «Лабиринт». При этом делают прижигание возможных узлов возникновения возбуждения ритма. У нас в сердце таких точек множество. Все они показаны на схемах, висящих в коридоре. Задача хирурга состоит в том, чтобы найти эти узлы и прижечь, оставляя, основной водитель ритма. Для профилактики образования тромбов из-за возможного завихрения потока крови  в предсердии, во время операции на сердце ужимают или ушивают ушко предсердия.

Операции проходят утром и вечером. У меня операция была после 17-00. Проснулся я в реанимационной палате в 4 часа утра. Мне и всем после операции очень хочется пить. что категорически запрещено. Персонал дает пить по глотку и очень редко. В реанимации таких же, как я после операции, находится 5-6 человек с разных этажей корпуса. Часа в 2 дня меня перевели к себе на этаж в палату БИТ. Одной из главных задач здесь стоит задача насыщения крови кислородом и  восстановления ритма сердца. Мы обязаны каждый час надувать шарик, чтобы расправить лёгкие. Насыщение крови кислородом контролируется датчиком на пальце руки.

В БИТ оставляют обычно на сутки. Там мы лежим с дренажом. Постоянно в течение нескольких дней производится контроль выпитой и вышедшей жидкости, а также происходит частое измерение температуры. Первые несколько суток мы обвешаны 3-4 пузырьками с лекарствами. Чаще всего нам вливают лидокоин и кордерон.

Мы шутили друг над другом, называя себя марсианами, так как у каждого из нас, кому была сделана операция Лабиринт, на поясе висел большой настраиваемый электростимулятор. Провода к нему, очевидно, шли от сердца. Стимуляторы врачи всё время подстраивали, делая пульс порядка 90 ударов в минуту. Приборы было несколько неудобно носить, но привыкаешь к этому быстро. В стимуляторах постоянно мигали разноцветные лампочки, делая каждого из нас, особенно вечером или ночью, похожим на космонавта. Стимуляторы снимались у нас вместе с внешними швами через неделю, а провода попросту отрезались кусачками.

В палате №2 Эдуарду из Калмыкии и Виталию Ивановичу из Рязани делали аналогичные нам операции, а вот  Ивану из Сарова на сердце делали операцию по удалению старых электродов, а также сломанных кончиков электродов и вживлению нового кардиостимулятора. Кардиостимулятор ему ставили уже в третий раз.

Сергей рассказывал, что вместе с ним лежал молодой парень, которому на сердце уже делали 7 или 8 операций и заменили практически все клапаны.  Люди живут и не боятся операций, если они нужны и постепенно восстанавливают качество своей жизни. Уходит этот постоянный страх, что будет приступ, и будет опять плохо.

11 апреля 2017 года.

Я решил добавить немного сведений о своей болезни.  В первый раз приступ аритмии был в 2000 году. Я не знал ещё, что это такое, поэтому никогда особо не мерил давление и не пил никаких лекарств кроме цитромона и чего-то от печени, т.к. в 1919 году переболел желтухой. Состояние было непонятное, но ощущения  возникли не из приятных. Было такое чувство, что я умираю. Начали вдруг холодеть ноги, и постепенно появился страх. Приехала быстро скорая, сделала пару уколов, в том числе в вену. Через некоторое время я был уже опять как огурчик. Теперь то я понимаю, что причиной приступа был стресс. Я переходил с любимой работы на неизвестную пока мне, но более высокооплачиваемую должность в заводе. Второй раз приступ случился в 2006 году, когда я опять был на взводе (с завода я ушел год назад перед этим), нервы ни к черту, да в добавок меня угораздило выпить лошадиную дозу приготовленного для всех через комбайн кофе, да к тому же на ночь. Приступ мне сняли уже только в больнице кордероном через часов 6. Затем приступ случился уже через 4 года после очередной продажи мной автомашины. Опять нервы. В этом раз я пробыл в больнице уже не несколько часов, а почти пару недель, т.к. давление начало бегать. Затем приступ случился в 2012 году. Затем приступы начали случаться через 8 месяцев, 6, 4, 2 и каждый месяц. Но особый удар по здоровью я получил тогда, когда в больнице мне восстановили ритм не кордероном, а каким-то другим нашим препаратом. Кордерон восстанавливал ритм постепенно, а в последнем случае это произошло скачком. В тот раз я еле сумел дойти до столовой, а из столовой я уже еле дополз, т.к. давление резко упало. За время лечения в больницах капельницами у меня фактически испортили все вены. В один из приступов в Черногории мне предложили восстановить ритм самостоятельно таблетками кордерона. Я потом перестал даже обращаться в скорую, зная, что за сутки ритм восстановится после приема кордерона. Но всё это чревато последствиями. Теперь я понимаю, что надо было лечить аритмию гораздо раньше. Наши врачи всегда тянут с предложениями альтернативного лечения и не предлагают более глубокое обследование. Можно теперь предположить, что в случае с моей аритмией причиной являлся стресс, прежде всего, или нервы, как всегда говорят.  Надо больше отдыхать и меньше (грубо) жрать.Возможно, что происходит какое-то дополнительное давление внутренних органов на сердце. Нервные окончания сердца и желудка располагаются близко друг к другу и могут взаимно провоцировать соседние органы. У меня, например, написали при обследовании в Бакулевке, что пищевод соприкасается с сердцем. Вопрос только один, почему? А как было раньше? Берегите нервы, прежде всего. Самое плохое при форме аритмии в виде приступов, – её ожидание. Ты уже знаешь, что приступ будет, а вот как его снять,- не знаешь. А ожидание – это не очень приятный процесс. После приступа я сразу успокаивался, т.к. понимал уже все его последствия. Лучшей рекомендации кроме как капитально обследоваться, я не могу предложить. Аритмию запускать нельзя. Результат её всегда один. Главное, возможно, определить силу кровотока через митральный клапан Может быть  дело и в нём. Чаще всего при аритмии размер левого предсердия резко возрастает из-за дополнительных нагрузок и давления.

What are you working on?

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.